Февраля, 11:34 реального времени

— Да говорю же тебе: просто не хотел беспокоить... Ты ведь им все равно не пользуешься, так? А мне бы...

— Ты мне зубы не заговаривай, — хмуро буркнул Ксенобайт.

Поначалу программист изрядно разозлился. Любой персонаж, даже совсем ненужный, был для него чем-то достаточно личным, как расческа или зубная щетка. Ладно бы кто другой, но Банзай должен был бы это понимать.

От немедленной расправы Банзая спасло лишь любопытство Ксенобайта: зачем старому аналитику потребовался его персонаж? Банзай начал юлить, бормоча что-то о проверке некоторых теорий относительно возможностей движка игры. Программист, чувствуя, что аналитик сконфужен неожиданным разоблачением, надавил, и Банзай сдался. Угрюмо цыкнув зубом, он махнул рукой в сторону машин: мол, полезли, все покажу.

Банзай настоял, чтобы Ксенобайт зашел в игру своим старым персонажем, что, впрочем, тут же вызвало некоторые неудобства. Ни высокого уровня, ни игровых ценностей, ни, что особо важно, транспорта у него не было. К его удивлению, Банзай подогнал к Шелтервилльской станции телепортации древний, покрытый ржавчиной и заплатками мотоцикл с коляской.

После прыжка им пришлось еще долго ехать, удаляясь от обитаемых мест. Ксенобайт угрюмо сидел в коляске, точно Наполеон на своем барабане, являя собой памятник поставленному на предохранитель возмездию.

Локация, куда в конечном счете Банзай привез программиста, была во многих отношениях весьма примечательна. Это была титаническая свалка военной техники. Разрезанные и спрессованные корпуса самолетов, машин, танков и даже кое-где кораблей покрывали локацию слоем, достигавшим двадцати–двадцати пяти метров. В этом месиве были свои равнины, холмы и долины, был абсолютно уникальный город, от которого остались только крыши: если же удавалось проникнуть внутрь, то, опускаясь этаж за этажом, можно было попасть в таинственный мир недр помойки.

Кроме всего прочего, локация была уникальна алгоритмом обновления. В отличие от прочих мест, где только что добытый ресурс можно было обнаружить чуть ли не на том же самом месте спустя минут десять–двадцать, грандиозная свалка, пафосно названная Кладбищем Машин и Механизмов, оставалась неизменной в течение месяца. Здесь можно было разведывать месторождения особо ценного хлама, бережно разрабатывать их, оборонять от врагов...

Чтобы ресурсы не истощались, раз в месяц в инженерной зоне админы генерировали несметную рать техники, почти все виды, присутствующие в игре. Потом вся эта армада взрывалась, корежилась и утрамбовывалась специальными бульдозерами. Получившееся крошево засыпалось в специальную форму, после чего полученная локация выбрасывалась в игру. Ландшафт, кроме некоторых ключевых точек, менялся до неузнаваемости, являя новые ресурсы взамен истощившихся месторождений.

Бригада тестеров несколько раз участвовала в обновлении КММ. Процесс был, что ни говори, веселый. Однако, к несказанной обиде разработчиков, все эти ухищрения остались невостребованными: игроки редко посещали Кладбище, несмотря на все его сокровища. И сейчас Ксенобайт, кажется, понимал — почему. Просто потому, что добираться до него было очень долго.

Банзай обустроил резиденцию на монолите старого авианосца, чья палуба торчала небольшим плоскогорьем, на метр или два возвышаясь над остальным хламом. На том месте, где у него когда-то была надстройка, сейчас был целый замок, собранный из пристроенных друг к другу дощатых сарайчиков. Въехав по пандусу на палубу, Банзай подогнал мотоцикл к надстройке и заглушил двигатель.

По всему было видно, что аналитик нервничает и не знает, с чего начать. Наконец, махнув рукой, он спросил:

— Ксен, вот ты мне как специалист скажи: насколько у «Забытых перекрестков» подробный движок?

— Вот настолько, — хладнокровно парировал программист, раздвигая ладони сантиметров на сорок.

— Ладно, согласен, вопрос был не совсем корректный, — сдержанно вздохнул Банзай. — Тогда попробуем так: почему тут летают самолеты? Потому что они самолеты или потому что они летают?!

— Ты сам-то понял, что спросил? — озадаченно уточнил Ксенобайт.

— А, черт, я имею в виду простейшую аэродинамику! — замахал руками Банзай — Аэростаты, крыло, подъемная сила, реактивная тяга... Ну?

На этот раз Ксенобайт призадумался. Наконец он осторожно проговорил:

— Как тебе сказать... Физика воздушных потоков тут обрабатывается, хотя и не в полной мере, разумеется, это ведь тебе не авиасимулятор. Но совсем без нее было бы просто скучно. В конце концов, тут есть авиация, опять же — обсчет баллистики, и я, кажется, видел где-то парашют. Насчет аэростатов точно сказать не могу, но...

— Так, — перебил Банзай, нервно потирая руки, — значит, по идее, можно самому изготовить что-то вроде планера?!

С минуту Ксенобайт задумчиво разглядывал коллегу, пытаясь подобрать слова. В результате после тщательного отбора и выбраковки слово осталось всего одно:

— Зачем?!

Банзай махнул рукой и принялся возиться с воротами собранного прямо на палубе из досок сарайчика. Ксенобайт осторожно заглянул внутрь и долго разглядывал стоящую там штуковину. Повернувшись к аналитику, он повторил свой вопрос:

— Зачем?!

— Чтобы летать! — с вызовом парировал Банзай.

— Но почему на этом? — с мучительным непониманием простонал программист, указывая на устройство, отдаленно напоминающее попавшую под машину летучую мышь.

Вообще-то планер отдаленно напоминал легендарные эскизы да Винчи, но был собран из всякого мусора. Было хорошо заметно, что местами его форма диктовалась не замыслом творца, а конфигурацией найденной и наскоро приспособленной детали.

— Почему?! — неожиданно желчно заметил Банзай. — Сколько уже существует сервер «Забытых перекрестков»? Почти год. А как ты думаешь, сколько сейчас в ходу единиц авиации?

— Не готов ответить, — признался Ксенобайт.

— Всего около двух десятков. И те вылетают в небо только по большим праздникам! Из них большая часть транспортных «Чинуки», несколько многоцелевых, вроде «Ирокеза». Всего лишь два «Ка-50», что касается самолетов — один бомбардировщик и ни одного истребителя! За полгода игры. И знаешь почему?

— Ну? — угрюмо буркнул Ксенобайт.

— Потому что дорого! Надо быть маньяком вроде меня, чтобы последовательно прокачивать пилота. Семьдесят процентов игроков, взявших себе такого персонажа, забрасывают его сразу после десятого уровня. Денег нет и не предвидится, патентов на хорошее оружие нет. Есть патент на вождение легкого вертолета, но нет средств заработать на горючее, не то что саму машину. Соответственно, нет возможности нарабатывать летную практику.

— Клан, — развел руками Ксенобайт. — Рассчитано на то, что клан обеспечивает пилота и машиной, и горючим, и всем необходимым. А потом это окупается.

— Да вот в том-то и дело — не окупается! Даже для крупнейших кланов сервера покупка дряхлого «Ирокеза» — событие месяца, его заправка и снаряжение — недели. И все это «великолепие» может слить в утиль один дятел со стингером! Да и много ли делов может наворотить бедолага «Ирокез»? Поэтому транспортный «Чинуки», с которого хотя бы можно десант сбросить, более популярен.

— Банзай, — скучным голосом проговорил Ксенобайт, — ты хочешь сказать, что в вопросе авиации наблюдается дисбаланс? Замечательно. Но при чем тут я?! Или, если уж на то пошло, при чем тут это?

Программист сделал пренебрежительно брезгливый жест в сторону чудовищного планера.

— А при том, — высокомерно сообщил Банзай, — что, похоже, тягу человека к полетам не истребишь никакими ценами!

— Да? — удивился Ксенобайт.

— Да. Ксен, я собственными глазами видел, как в небе летел планер, собранный из подручных материалов. Но, черт побери, я же не могу даже дырку под болт просверлить без инженерного патента!

— Дырки этой хреновине не помогут, — рассеянно пожал плечами Ксенобайт. — Погоди, что ты сказал? Планер? Какой, к черту, планер?!

— Примерно вот такой! — угрюмо буркнул аналитик, указывая пальцем в небо за спиной Ксенобайта.

***

Аппарат, приближающийся к старому авианосцу со стороны солнца, было трудно разглядеть, но даже с такого расстояния он производил впечатление какой-то... неряшливости. Так выглядят гиены или грифы: смотришь на них и понимаешь разумом, что все у них на месте, так они и должны выглядеть... а все равно как-то противно, прямо плюнуть хочется.

Ксенобайт как зачарованный глядел на приближающийся феномен, все пытаясь определить, терпит ли он бедствие, или это штатный режим передвижения. Аппарат был уже хорошо виден, но мозг все еще отказывался воспринимать реальный масштаб трагедии.

На программиста надвигалась самая настоящая этажерка. Длинные трехъярусные крылья были скреплены между собой хаотичной паутиной из веревок и распорок, каркас был обтянут какой-то тканью, состоящей из сшитых между собой кусков разной формы и размера. Между крыльями висела гондола, в которой, судя по всему, находился пилот. Пропеллера на носу у штуковины не было, и летела она сравнительно тихо, если не считать скрипа и какого-то надсадного пыхтения.

Ксенобайт жадно разглядывал этот нелепый, но несомненно летающий объект, ожидая, когда же он развернется, давая возможность выяснить детали. Но тут раздался вопль Банзая:

— Да не стой же столбом! В укрытие!..

Со стороны летательного аппарата послышалось характерное стрекотание РПК. Ксенобайт машинально кувыркнулся в сторону, очередь, взвизгивая рикошетами, прошлась по тому месту, где он только что стоял. Этажерка пронеслась мимо на высоте метров в пять, и Ксенобайт успел хорошо разглядеть то, что до сих пор было не видно. Экипаж летающего монстра состоял из трех человек: пилота и двух велосипедистов, издающих то самое пыхтение и вращающих шесть крыльчаток, кажется — от каких-то кондиционеров, по три с каждой стороны. Потом Ксенобайт споткнулся о закраину прорезанного в палубе люка и, мрачно буркнув: «Я так и знал!», с грохотом ввергся в недра авианосца, а попросту говоря — провалился.

Внутри старого корабля была великолепная акустика, так что, когда по палубе снова загрохотали пули, только-только пришедший в себя программист тут же почувствовал себя похмельным звонарем, придремавшем было на колокольне в Пасху. Яростно вылетев обратно на палубу по ржавому трапу, он уже открыл рот, чтобы высказать свое нелестное мнение о шумных авиаторах, и тут же заметил, что в него что-то летит. Машинально поймав это «что-то», программист с интересом уставился на бутылку, заткнутую куском тлеющей тряпки.

— Прикольно, — мрачно буркнул он, пригасив фитиль и взбалтывая содержимое бутылки. — А закусь будет?

Вместо ответа с неба прилетела еще одна бутылка; впрочем, летела она не в Ксенобайта, а в сарай, где скрывался недопланер Банзая. С серебристым треском раскололось стекло, весело полыхнуло пламя...

Деревянные постройки занялись весело и быстро, как новогодняя елка. Время от времени что-то взрывалось. Сквозь рев и треск пламени слышались горестные проклятия Банзая. Вражеский летательный аппарат, тяжело развернувшись, шел на очередной заход вдоль посадочной палубы.

— Нет, ну вы посмотрите на этих хамов, а?! — с холодной яростью проговорил Ксенобайт, выходя на середину палубы и не спеша затыкая бутылку тряпкой.


— Это вы называете честным соревнованием, да? Это?! Все сгорело, все! — в бешенстве вопил Банзай, грозя приближающемуся врагу кулаком.

— Меня, админа, гонять по палубе, как крысу по камбузу?!

— Камбуз у нас с другой стороны, на корме, — заметил Банзай.

— А мне плевать! Огня!

Ксенобайт, выпрямившись во весь рост и не сводя глаз с приближающегося аппарата, требовательно протянул бутылку. Враг стремительно приближался, вокруг уже вовсю рикошетили пули. Банзай, пожав плечами, выломал одну из догорающих досок и протянул приятелю.

Ксенобайт подкинул в руке бутылку с горящим фитилем и сощурился. Величаво размахнувшись, он швырнул бутылку в аэроплан, после чего сложил руки на груди и принял горделивую позу, всячески показывая, что ни секунды не сомневается в эффекте.

Штатным снайпером тестеров был Мак-Мэд, но тут вообще-то промахнуться было сложно. Однако Ксенобайт, кажется, превзошел самого себя: бутылка устремилась точно в лоб пилоту. Тот озадаченно моргнул и ловко пригнулся, так что снаряд прошел в ладони над его головой... и с треском разбился, нокаутировав одного из велосипедистов. Пилот еще успел показать Ксенобайту язык... а потом аэроплан вспыхнул. Сразу и весь. Неуверенно качнув крыльями, он ухнул в самую середину костра, в который превратился деревянный замок на месте надстройки авианосца. В небо взметнулось облако копоти и искр, после чего все затихло.

КММ, авианосец «Ржавеющий»


0003063016155210.html
0003112033271488.html
    PR.RU™